"Краской по ржавчине" или "опрокидывающие выборы"

 Жертва "опрокидывающих выборов": Индира Ганди


 

В политологии существует термин stunning elections (опрокидывающие, ошеломляющие выборы), которым обозначается загадочное явление, когда совершенно неожиданно выборы, происходящие в стране, где вроде бы все находится под полным контролем властей, вдруг заканчиваются успехом оппозиции, и это затем приводит к краху всего политического режима в стране. При этом следует отметить: дело не в том, что оппозиция завоевывает большинство (таких случаев как раз очень немного), а всего лишь в том, что оппозиция получает гораздо больше голосов, чем это всеми (включая оппозицию) ожидалось. Сценарий "опрокидывающих выборов" запускается действиями не оппозиции, а самой власти. "Власть" приводит десять наиболее ярких примеров таких выборов, описанных в книге "Третья волна: демократизация в конце XX века" американского политолога Сэмюела Хантингтона (Samuel P. Huntington. The Third Wave: Democratization in the Late Twentieth Century. University of Oklahoma Press, 1991). 
 
По мнению политологов, первые "опрокидывающие выборы" состоялись в ноябре 1974 года в Бразилии. Президент страны генерал Эрнесту Гейзел в рамках проводимой им политики либерализации разрешил провести относительно свободную кампанию, в которой, как ожидалось, партия власти "Альянс национального обновления" одержит легкую победу над оппозиционным Бразильским демократическим движением. Однако по их итогам, к всеобщему удивлению, в том числе и самого движения, оно удвоило свое представительство в нижней палате парламента, утроило в верхней, а количество контролируемых законодательных собраний штатов увеличило с одного до шести. Гейзел благополучно доработал до конца срока своих полномочий в 1979 году и привел к власти преемника генерала Жуана Фигейреду, но в 1985-м президентом был избран лидер демократов Танкреду Невис. 
 
В январе 1977 года премьер-министр Индии Индира Ганди, двумя годами ранее ради сохранения своей власти введшая в стране чрезвычайное положение, неожиданно назначила парламентские выборы. В марте на них победила оппозиционная Народная партия, а "Индийский национальный конгресс" Ганди впервые не преодолел планку в 40% голосов, набрав лишь 34%. В том же месяце премьер ушла в отставку. 
 
В Перу на выборах 1980 года военное правительство изменило избирательное законодательство таким образом, чтобы поддерживаемый им Американский народный революционный альянс смог одержать уверенную победу. Однако партия провалилась с результатом 27%. Контроль над двухпалатным парламентом установила самая далекая от военных партия "Народное действие", победа (46% голосов) также позволила ей привести к власти своего президента. 
 
Жертвы "опрокидывающих выборов": Индира Ганди, 1977 год; Аугусто Пиночет (на фото), 1988 год; Даниэль Ортега, 1990 год
Фото: AP
В том же году в Уругваевоенное правительство инициировало референдум по принятию новой конституции, которая предоставляла военным право накладывать вето на решения гражданского правительства. 57% населения проголосовало против. Через два года армия разрешила партиям самостоятельно выдвигать делегатов для своих съездов, в результате ее сторонников на них почти не оказалось. А по итогам парламентских выборов 1984-го военные окончательно утратили власть. 
 
В 1983 году военные потерпели поражение и вАргентине. С 52% голосов "опрокидывающую" победу одержал Гражданский радикальный союз их главного противника Рауля Альфонсина. Поддерживаемая генералитетом Хустисиалистская партия набрала лишь 40%. 
 
В Корее в 1985 году новая оппозиционная Демократическая партия получила 102 из 276 мест в парламенте, хотя в ходе кампании оппозиция неоднократно заявляла, что выборы полностью контролируются правительством и свободное волеизъявление невозможно. Правда, уже в 1987 году партия распалась после выхода из нее лидеров Ким Дэ Чжуна и Ким Ен Сама. 
 
В 1988 году генерал Аугусто Пиночет предложил гражданам Чили на референдуме продлить его президентские полномочия еще на восемь лет. Воодушевленный успехами в экономике диктатор был уверен в победе, а его окружение заявляло, что за него выскажется подавляющее большинство участников плебисцита. Однако в ходе кампании оппозиция сумела настроить общество против главы государства, и за продление его правления высказалось лишь 43% избирателей. Пиночет назвал итоги голосования ошибкой чилийцев, но заявил, что признает их, и в 1990 году ушел в отставку. 
 
В марте 1989 года в СССР первые частично свободные выборы народных депутатов стали и первыми "опрокидывающими". Хотя КПСС и сохранила власть, но не ограниченные разнарядками или отсутствием альтернативы граждане провалили множество видных партийных и государственных деятелей. Оппозиция же впервые в СССР получила представительство в парламенте в виде Межрегиональной депутатской группы. 
 
Тремя месяцами спустя в Польше состоялись, пожалуй, самые "опрокидывающие выборы" в истории. Из 460 мест в Сейме на свободных выборах распределялось 161, и 160 из них получил профсоюз "Солидарность". В Сенате выборными были все 100 мест, "Солидарность" взяла 99. Кроме того, в одномандатных округах проиграли 34 из 35 высокопоставленных чиновников, баллотировавшихся на безальтернативной основе,— они не смогли набрать необходимого минимума в 50% голосов. В 1990 году президентом Польши стал лидер оппозиции Лех Валенса, однако вскоре из-за внутренних противоречий профсоюз распался, и историки считают, что в 1989 году поляки голосовали скорее не за "Солидарность", а против коммунистов. 
 
Весьма примечательны и "опрокидывающие выборы" 1990 года в Никарагуа. Несмотря на абсолютный контроль правительства Даниэля Ортеги над политической жизнью в стране, "Союз национальной оппозиции" Виолеты Чаморро сначала победил сандинистов на парламентских выборах, а затем и на президентских: за Чаморро проголосовало 55% никарагуанцев, а за Ортегу — 41%. 
 
С чем связана непредсказуемость исхода выборов? Дело в том, что метод измерения общественного мнения путем репрезентативных опросов — технология демократического общества. В условиях авторитарного режима она может давать сбои. В условиях демократии любой (или почти любой) политический выбор избирателя является социально приемлемым. Поэтому граждане демократических стран охотно, а главное, правдиво отвечают на вопросы интервьюеров. Но в авторитарных странах социально одобряемым является только один вариант политического поведения — поддержка правящей партии. Прочие варианты в той или иной степени порицаются. Поэтому жители стран с авторитарным режимом зачастую уклоняются от участия в опросах. Но и те, кто соглашается отвечать интервьюерам, нередко лгут, когда речь заходит о политических предпочтениях. Поэтому время от времени в той или иной стране возникает ситуация, когда реальные политические предпочтения масс оказываются совершенно неведомы ни социологам, ни властям, ни оппозиции. Момент истины наступает только после вскрытия избирательных урн.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/1778256


Первоисточник: http://www.kommersant.ru/doc/1778256

 

 

 ECO-NRG