Pussy Riot: "Презренно сочувствую"


Уже несколько месяцев продолжается драматическая судебная история, за которой наблюдают не только в России, но и по всему миру. Я говорю о «дерзкой выходке» Pussy Riot.

В России и во многих странах мира нашлись тысячи сторонников и противников Pussy Riot. Одни говорят о правильности их позиции, мол, выражусь милицейским термином, «беспредел», который происходит в Русской православной церкви, – чудовищный размах теневого денежного оборота, роскошная жизнь служителей церкви, ангажированность церковной верхушки действующей власти, прямая агитация за Путина и «Единую Россию» и многое другое - уже перешагнули все границы. Другие, напротив, заявляют о недопустимости «нападок на церковь», желая для подсудимых самого строгого наказания.

Мое отношение к ним и их поступку можно выразить лишь словами – «презренно сочувствую». Почему презренно? Потому что на подобные вещи способны только люди без малейшего присутствия интеллекта и соблюдения хоть каких-то норм поведения. Храм – это общественное учреждение, куда люди приходят совершать обряды, получать душевное спокойствие, созерцать красоту фресок и т.п. Для кого-то это второй дом. Согласитесь, когда к вам домой прибегут подобные персонажи и будут оскорблять вас, вашу семью и ваш образ жизни, то, мягко говоря, вы будете возмущены и недовольны этими людьми. В этом случае ситуация очень похожа.

Почему сочувствую? Потому что за несколько дней участницы группы оказались в центре выяснения отношений церкви, общества и власти. Власти нужна массовая, но не влиятельная церковь, чтобы воздействовать на умы россиян и призывать их к православному смирению. Церкви нужна стабильная власть, чтобы реализовывать свои долгосрочные инвестиционные и идеологические проекты. А обществу нужна независимая, «интимная» церковь, чтобы искать в ней спасение и успокоение для своей собственной души.

Западная общественность все активнее выступает в поддержку Pussy Riot, а как мы знаем на Западе власть всегда учитывает общественное мнение. Станут ли лидеры европейских и североамериканских держав высказывать свою позицию по этому вопросу и разговаривать с Путиным или Медведевым? И самое интересное, как поведет себя при этом высшее руководство страны?

В России «телефонное право» никто не отменял, и скорее всего, никогда не отменит. Судебная и правоохранительная системы, как показывает практика, настолько зависимы и ангажированы, что завтра им ничего не мешает «по звонку» либо «закрыть» участниц группы всерьёз и надолго, либо отпустить на свободу с административным штрафом 100 рублей. От результата судебного разбирательства отчасти станет ясно, какая модель отношений между обществом, церковью и властью сейчас выстроена, и как она будет в дальнейшем развиваться.

 ECO-NRG